Главная » Статьи » Статьи мои и доработанные

Большие деньги и затратная политика

© Денис Паничкин

 

Когда мне говорят, что «там» (не важно, в спорте, в рекламе, в сфере недвижимости) «вращаются большие деньги», то я уже осознал, что само по себе это ничего не значит. Взять хотя бы шахматы. 50 и 60 лет назад в организации соревнований на первенство мира деньги «вращались» намного меньшие. А на каких условиях эти матчи проводились тогда? На большинство из 24 партий (для женщин – 16). А сейчас? Всего 12 партий и блиц в случае ничьей. То есть деньги-то «вращаются» большие, а соревнование стало вдвое короче, нынешнее мужское первенство уступает даже женскому первенству прошлых лет!

Надо сказать, продолжительность в 24 партии возникла не сама по себе. Было замечено, что сильный шахматист может сыграть в свою настоящую силу примерно 20 партий, то есть продолжительность матча была рассчитана на максимальное приближение к этому.

При большем числе партий может сказаться утомление, то есть победить может не самый сильный, а более выносливый.

Если же партий меньше, то возможны случайные результаты. Так вот где «собака зарыта»! «Большие деньги» вкладываются в организацию шахматных состязаний для того, чтобы снова сделать шахматы азартной игрой! Даже регламенты турниров пишутся под это! Иначе как объяснить, что нынешние чемпионы, несмотря на их «высокие рейтинги» (уже 2900 не предел, а до 1990-х годов 2700 «пересекали» только четверо!), выглядят совершенно случайными и жалкими на фоне чемпионов ХХ века.

С этим связана ещё одна трагедия, на этот раз моя собственная. В августе 2010 года я решил просто ради отдыха полистать Википедию и набрал в поиске запрос «Менчик, Вера» - первая чемпионка в женских шахматах. Википедия, как известно, использует «кустовой» принцип, и легенда статьи включала список преемниц Веры Менчик. На тот момент действующей чемпионкой была Александра Костенюк. Я ещё в начале 2009 года слушал по радио посвящённую ей передачу «Стадион. С Ириной Родниной».  И сейчас я решил перейти по ссылке. Меня ожидало такое смешение чувств, которое я не пожелаю никому, чтобы данная трагедия ни с кем не повторилась, пусть я буду последним, пережившим её. Эта женщина мне показалась идеальной! И в то же время, как и любой идеал, она была недоступной - при наличии мужа-иностранца; а предпочтение иностранцам, подогреваемое моей матерью при её жизни, меня всегда задевало, я неоднократно, хотя и деструктивно, протестовал против него.

Я тогда был заметно отравлен окружением, которое делит всех на «успешных» и «неудачников». И погоня за хотя бы подобием идеала сделала своё чёрное дело годом позже. Хорошо, что в 2016 году – один год и один день назад по отношению к тому, как я пишу это, - у меня появилась, да, очень тяжёлая и затратная (в ином смысле, чем тема рассказа) возможность исправить эту грубую ошибку. Впрочем, причины поиска статуса «успешного» были объективные, они и сейчас остались: желание оградить свои работы от злых и глупых претензий (ставших сейчас ещё злее и - в большей степени - ещё глупее).

Мог ли я тогда понимать, не зная подробностей, что первое замужество Костенюк выглядит как сделка между её отцом и этим самым швейцарцем колумбийского происхождения? У меня даже была неосуществлённая тема рассказа, на изменение прошлого, в стиле «Терминатора», правда, персонаж, глазами которого смотрел я, отправился не убивать не то что самого этого иностранца или кого-то из предков, а лишь украсть у его деда билет на пакетбот из Колумбии в Европу, чтобы в наше время этот персонаж родился не в Швейцарии, а в Южной Америке, соответственно, никогда бы не встретил красивую женщину из России.

Не знал я и других подробностей и не мог предвидеть изменений обстановки. В любом случае, так просто не разводятся с иностранцем, чтобы затем выйти за соотечественника (в 2015 году). А непристойный журнал «Пентхаус», для которого Костенюк позировала в 2006 году, с титулом «Киска месяца»? Дословно - Pet of the Month, первое слово обозначает домашнего питомца, то есть животное, и за то, чтобы на месяц получить статус «домашнего животного», «модели» готовы драться, таская одна другую за волосы! Мне даже сдаётся, что шахматные достижения Костенюк появились ещё и потому, что стало меньше сильных соперниц, времена Гаприндашвили и Чибурданидзе прошли. Такое вырождение сейчас и в женских, и в мужских шахматах, и именно из-за больших денег. Прав был Ботвинник, называвший такие «призовые фонды» «своего рода барской подачкой».

«Большие деньги» вращаются и в рекламе. Но здесь другая беда. Как-то мне попалось то, что «Яндекс» с начала осени 2016 года продвигает свой браузер при помощи FUD (Fear, uncertainty and doubt), где призывает ставить свой браузер, чтобы не обеспечивать мошенникам красивую жизнь.

Одновременно с этим в «Яндекс.Директе» вольготно себя чувствуют мошенники всех мастей: «инфобизнесмены», продавцы советов «как стать успешным, богатым, знаменитым» и «зарабатывать» сотни тысяч рублей («франшизы»), мошеннических автосалонов, предлагающих Skoda по цене «Приоры». Да и вообще по большинству поисковых запросов предпочтение отдаётся откровенным обманщикам. Однако с этим мошенничеством «Яндекс» почему-то не борется. Сайт Roem.ru нашёл этому «простое объяснение»: «Яндекс» получает деньги и с пользователей браузера, и с рекламодателей, какими бы они бы ни были, «если они находятся в рамках правового поля». А за последствия рекламы «Яндекс.Директ» не отвечает.

Объяснение, по меньшей мере, наивное. Здесь не только (и не столько!) деньги, здесь политика предпочтений.

Попросту, с рекламой своего товара или услуги обращусь я, при этом мой подход: реклама призвана правдиво, доходчиво информировать покупателей о товарах и услугах, воспитывать у них разумные потребности, прививать хороший вкус. И обратится кто-то другой, для которого реклама создаётся в целях потребительского образа жизни, в основе - коммерческий подход к повседневности, отдельные потребности формируются искусственно, чтобы продавать то, что не нужно, и по завышенным ценам. Цену назовут одну и ту же, сроки – одни и те же. Я не беру случай, когда в отношении меня будет применена открытая ценовая дискриминация, но я больше чем уверен: даже при названных условиях этому «другому» (из числа названных выше «инфобизнесменов» и продавцов «курсов успешности») сделают всё хорошо, а мне – плохо. В лучшем случае – так, чтобы «отчитаться», в худшем – так, что я пожалею, что обратился, поскольку не просто ничего не получу, а даже меньше, чем ничего. Мои услуги (а иногда и меня самого) за мой же счёт представят отталкивающе.

Предпочтение обманщиков, даже если не считать ценовую дискриминацию, - это рекламная политика, чтобы превратить людей в управляемую толпу, заставив их покупать то, что не нужно, политика, работающая на самовоспроизводство, поддержание тех порядков, когда не удовлетворяются нужные, а создаются ненужные потребности, искусственный отбор, ориентированный не на лучших, а на худших.

Единственное, чем я могу ответить, - научиться создавать самодельную рекламу. Иногда её принимают за заказанную …  Это уже достижение, вот только оно не то что не ценится, подчас не признаётся. Если бы можно было научить этому других, тогда «большие деньги», вращающиеся в массовой рекламе, резко поубавятся. Они пойдут на что-то по-настоящему нужное.

Категория: Статьи мои и доработанные | Добавил: РефМастер (18.01.2017)
Просмотров: 131 | Рейтинг: 5.0/15
Всего комментариев: 0