Сайтолитератор
 
© Денис Паничкин
 
2.Реклама: что я готов предложить
 
Предыдущая страница       В оглавление      Читать дальше
 
Я работаю на заказ, и в этом нет «безнравственного»
 

Самое тяжёлое, что мне предстоит – заставить окружающих любой ценой (поскольку никакая цена, уплаченная не мной, не может быть высокой для меня) признать, что в самой работе на заказ нет ничего безнравственного. Ведь настоящая безнравственность воспринимается более чем лояльно, но так было не всегда. Создано же это как-то, значит, можно создать и противоположное

Характерным примером столкновения с настоящей повседневной безнравственностью была одна из моих попыток познакомиться с женщиной, которая привела меня даже к лёгкому расстройству здоровья, когда я - помимо другого – узнал, что Елена (так её зовут) работает продавцом в магазине «Райский остров пива и табака» (такой есть на Варшавской улице). Единственным оправданием она назвала: «А что? Мне платят, и я работаю». Тогда как моя работа в качестве профессионального исполнителя курсовых работ на заказ (ответвлением которой является написание привлекающих рекламных текстов) не только не ценилась, но подчас попросту не признавалась. И я никогда не произносил фразу, сказанную Еленой, даже когда её пытались навязать мне другие.

Моя работа в качестве исполнителя дала мне представление о приёмах манипуляции в полусветовой экономике. Результат этого – в том, что уже однокоренные слова «работать» и «зарабатывать» стали противопоставлять (например, пришлось слышать в упрёк: «Работать надо, а не зарабатывать!»). Всё же правильно замечают те, кто сохранил разумность: «Общество будет продолжать болеть до тех пор, пока не поймёт, что «зарабатывать» - обратная сторона медали с понятием «приносить пользу».

С сентября 2014 года участились случаи, когда мне стали задавать вызывающие вопросы о «безнравственности» того, чем я занимаюсь уже много лет в качестве первой профессии – выполнения на заказ курсовых и дипломных работ. Особенно сильным был удар, нанесённый мне другой женщиной, с которой я встречался ради знакомства с возможными видами на будущее. Правда, в этом случае женщина (Анна) была из работников вуза. И тем не менее, она сказала с такой силой, что мне даже показалось, как будто всё хорошее исчезло из этого мира. И это при всём при том, что выполнение рефератов и дипломных работ я считаю последним оплотом лучшего в образовании, так как сейчас ответственность за процесс обучения перекладывается на студентов, о воспитательном процессе в вузах забыли даже формально, а преподаватели самоустраняются даже от минимальной роли консультантов (если не хуже, так как я уже отмечал случаи, что студенты даже спрашивать у преподавателей по поводу затруднений в курсовых работах боятся иной раз). Я даже выдвигал предложение, которое может показаться сумасшедшим (на деле – неугодным конкретным личностям): провести массовую проверку компетентности действующих преподавателей с привлечением к проверке наиболее значительных исполнителей работ.

Кстати, сайт Артура Гранта, изменивший мои планы в отношении написания текстов на заказ, я нашёл случайно, находясь именно в подавленном состоянии после свидания с Анной, причём придя с него домой.

Видимо, есть такие тропинки, которые протоптаны для психопатов, и некто вроде меня, может найти их только случайно и только в подавленном состоянии.

Рынок рекламных текстов и вообще творческих произведений оценивают сейчас односторонне: исключительно с позиций спроса, то есть покупателя как сильнейшей стороны, в противоположность тем рынкам (в особенности – продуктовым), где сильнейшей стороной остаётся продавец. На самом деле рынок творческих ресурсов изуродован нашествием таких представителей Интернет-сектора полусветовой экономики, как Артур Грант, Виталий Гандзия и Денис Каплунов.

Я – это другое дело. Не далее, как в конце июня 2015 года мне предложили выполнить презентацию для рекламы временных татуировок. Я отказался, так как отношусь к татуировкам отрицательно, и даже временные татуировки считаю проявлением культуры «жить напоказ», ради чего бесцельно тратятся деньги, переходящие к компаниям, обслуживающим эту показуху. Посчитайте, что можно создать, если эти деньги будут потрачены с пользой!

Моё представление о нравственности или безнравственности написания «заказных» текстов можно представить, как окончательный и бесповоротный ответ на неприятный мне вопрос, приняв во внимание, что не всё подряд я возьму в работу, причём не играет роли размер гонорара, условия оплаты и моя способность написать на какую-то тему.

 

Предыдущая страница       В оглавление      Читать дальше