Сайтолитератор
 
© Денис Паничкин
 
2.Реклама: что я готов предложить
 
Предыдущая страница       В оглавление      Читать дальше
 
Скажем «нет» SEO-оптимизации!

        По сути дела, вся «SEO-оптимизация» сводится к набору «нужных – ключевых – слов», которых нужно использовать в тексте не много, не мало, а «средственно». Текст пишется под эти слова, вне зависимости от содержания. «SEO-оптимизация» - своего рода буриме, как называются стихи на заданные рифмы. В 2006 году как-то в Интернете мне попалось нечто, ныне утраченное, этого подвида (запишу, чтобы не забылось совсем): 

Сидят в лесу колдун и поп.
Колдун читает гороскоп.
А поп сжигает уголёк,
Срок до утра хоть недалёк.
 
Тексты, которые кляпают многочисленные горе-«копирайтеры», своей бессодержательностью напоминают не только буриме, которые всего лишь забавная игра, а ещё и стихи греческих поэтов птолемеевского Египта, когда, как пишет исследователь древнегреческой литературы С.И. Радциг:
 
... недостаток подлинного художественного таланта и вдохновения стал подменяться «учёностью», литературное мастерство стали обращать на то, чтобы стихотворению придать определённую внешнюю форму, не заботясь о содержании, - форму яйца, топора, алтаря, пары крыльев, свирели и т.п. или акростиха.
 
Ещё одно требование к этим текстам – оригинальность, то есть – чтобы они не были списаны с другого Интернет-ресурса. Но моя многолетняя практика работы свидетельствует, что все программы проверки оригинальности – Антиплагиат.Ру, ETXT, content-watch, Agvedo или Istio.com – показывают только наличие или отсутствие конкретного текста в Интернете. Высокий процент оригинальности вовсе не означает того, что данный текст хороший, просто его нет – ещё нет! – в Интернете. Оговорка «ещё нет» указывает на то, что рефераты и дипломы, например, попадают в Интернет на общедоступные ресурсы для скачивания очень быстро, один Allbest чего стоит! Именно поэтому я раз в семестр провожу всеобщую проверку своих готовых работ: ведь наличие электронных вариантов, с тем, одна из копий при этом выдаётся заказчику, затем переходит к преподавателю, означает, что процесс «хождения» курсовых работ не может контролироваться исполнителем. И работа может попасть в Интернет помимо воли исполнителя. И отношение к исполнителям настолько нелояльное, что автор из-за попадания работы в Интернет уже считается плагиатором, при всём при том, что программа Антиплагиат все отчёты следующим предупреждением: «Обращаем ваше внимание, что система Антиплагиат отвечает на вопрос, является ли тот или иной фрагмент текста заимствованным или нет. Ответ на вопрос, является ли заимствованный фрагмент именно плагиатом, а не законной цитатой, система оставляет на ваше усмотрение. Также важно отметить, что система находит источник заимствования, но не определяет, является ли он первоисточником». Даже попавшая в Интернет работа остаётся интересной, и её можно просто читать, а иногда – позаимствовать какую-то её часть в качестве интересного текста для хорошего сайта.
И напротив, высокий процент оригинальности вовсе не означает содержательности текста. Я видел работы, где «повышение» оригинальности достигалось использованием «невидимого» текста (приём, распространённый и в «SEO-оптимизации»). Впрочем, мастер-исполнитель находит способ, как невидимое сделать видимым. А образчики бессодержательных текстов научных работ – даже диссертаций – можно найти где угодно. Понятно, что прочитав их, вспомнишь размышления персонажа повести Л. Бигла «Музыкодел»: «Некоторое время Бак прислушивался к ним: сначала ему было интересно, что делают другие музыкоделы, потом его охватило отвращение». Да ещё с ошибками пишут …
 
Пример такого «творчества» «копирайтеров»
 
То есть – сама по себе связь между процентом оригинальности текста и его соответствием теме, хоть для реферата, хоть для рекламного текста для сайта, - не возникает. Мой подход – чтобы тексты и были оригинальными, и интересными, и соответствовали заданным темам.
Отношение же «копирайтеров» к тематике сайтов, для которых они пишут то, что называют текстами, можно смело считать безответственным. Здесь напрашивается ещё одна литературная аналогия. У Э. Гамильтона есть рассказ, где описан Марс, населяющийся … персонажами фантастических рассказов земных писателей о Марсе. При этом сами авторы этих рассказов выставлены бездарными: выдуманные ими космические корабли не летают, разрушающие лучи годятся только для световых сигналов и ещё для отпугивания чудовищ, больше ни для чего, потому что сочинители рассказов о Марсе не знают даже «разницу между нейтроном и новой звездой».
И всё это происходит не само по себе! «SEO-оптимизация» ставит цель высокого места в поисковых системах, а не создание качественного сайта. Попросту – «быть первым, а не лучшим». Цель – попасть в число первых двадцати, десяти, пяти… Расчёт делается на человеческую лень – на то, что пользователи дальше этих двадцати, десяти и даже пяти первых сайтов просматривать не будут. И тексты пишутся небольшие, немногим больше страницы А4. Психологи отмечают, что ещё в школах нормы установлены в расчёте на «ниже среднего». Например, по итогам IV класса норма чтения установлена в 80-90 слов в минуту, тогда как действительно хорошим является показатель в 120 слов, а отличным – 150. Эту лень поощряет применение ЕГЭ и ГИА. Как исполнителю работ, мне приходилось встречаться со студенческой ленью, когда заказчик просто не читает работу. С 2013/14 учебного года участились случаи, когда работы не читают преподаватели. А подход к «SEO-оптимизации» довершает эту систему поощрения лени: ленивые «копирайтеры» пишут тексты, рассчитанные на ещё более ленивых потребителей.
«SEO-оптимизация» неосуществима по той же причине, что и диктатура пролетариата, во всяком случае, с точки зрения Бакунина, который считал, что весь рабочий класс диктатором быть не сможет. Соответственно, все первыми быть в поисковых системах тоже не смогут. Тем более – первыми во всех поисковых системах, у которых разные алгоритмы. По одному и тому же запросу Яндекс отдаёт предпочтение одним сайтам, а Google – другим, и уже многое зависит от того, какую поисковую программу выберет тот или иной пользователь (я чаще всего использую Яндекс, но только потому, что десять лет назад, когда я впервые увидел Интернет в действии, именно Яндекс был страницей, настроенной по умолчанию для посетителей Интернет-кафе).
В условиях конкуренции первыми быть хотят все, и «SEO-оптимизация» рассчитана исключительно на поисковые программы, то есть – ставит компании, владеющие этими поисковыми программами, в особое привилегированное положение. Они могут контролировать участников рынка, сами оставаясь бесконтрольными, то есть – получают возможности одновременно монополистов и чиновников (в этом отношении разве что вузовские преподаватели с ними могут сравниться, так как монополист и чиновник – это два разных субъекта, и, следовательно, они должны – как минимум – договориться, но любой компромисс уродлив по определению, так как оставляет неразрешённые противоречия).
Компании-владельцы поисковых систем действуют исходя из того, что системы эти являются программами, причём программами, настраиваемыми заинтересованными лицами – представителями самих этих компаний. Не менее двух раз в 2011 году были зарегистрированы случаи «массовых сбоев» в поисковой системе Яндекс, когда неожиданно «последние стали первыми». Случаи, напоминавшие «казус Чукотского», - когда при проведении ЕГЭ в Чукотском автономном округе программа, оценивавшая результаты тестирования, поставила самые высокие оценки за ошибочные ответы, и наоборот. О причинах можно догадываться, но равновероятны: и ошибка из-за сбоя программы, и умышленное искажение настроек заинтересованными лицами. Последнее подтверждается хотя бы тем, что сразу после этого в Интернете появились видеоролики от представителей компаний-владельцев поисковых систем, содержащих одновременно и малоубедительное «объяснение» происшествия, и «коммерческое предложение» новых «алгоритмов продвижения сайтов», и в итоге «лидеры», разжалованные в  «аутсайдеры» из-за этого «сбоя», массово стали платить за эти «нововведения», так что через несколько дней их позиции (с небольшими изменениями) в поисковых системах восстановились. Такой же «массовый сбой» был отмечен и в конце зимы 2012 года.
Я даже берусь предположить, что первые места даются именно в порядке настройки поисковых программ, причём не по «ключевым словам», а по правилу «кто больше заплатит, тому и дам», а иногда и «угадать и угодить». В технический отдел Яндекса заходит кто-то из финансового отдела и приносит распечатки отчётов о платежах за рекламу (например, данные по Яндекс Директ, который выдаётся рядом с позициями и вне счёта позиций). И эта статистика служит основаниям давать первые позиции тем, кто часто платит за рекламу, хотя Яндекс Директ – всего лишь составная часть системы Яндекс, и не должна подменять её. Принимается во внимание и оплата по другим таким же программам (Агава, Бегун, так называемые «партнёрские программы», но эти – уже открытый обман, и др.). Кроме того, в технических и финансовых отделах компаний-владельцев поисковых программ сидят всё же люди, а не неосапианты, и у людей есть свои предпочтения. То есть первое (или любое видное) место в поиске соответствующей настройкой программы они могут отдать не только тому, кто больше заплатит, но и тому, «кто лучше потрафит». Ведь «копирайтеры» пишут тексты для сайтов, «оптимизаторы» придумывают всё более изощрённые приёмы, а получаем мы только одно: компании, занимающиеся «SEO-оптимизацией», бессовестно обирают клиентов, превращая их в «дойных коров», но затраты на «SEO-оптимизацию» не приносят отдачи (то есть результат – даже если он хороший – такой, который мог быть получен и без «SEO-оптимизации»). Зато «кучка любимчиков и подхалимов» постоянно находится на первых позициях.
«SEO-оптимизация» с точки зрения действий как владельцев поисковых программ, так и компаний-«SEO-оптимизаторов» (я даже допускаю взаимодействие первых с отдельными привилегированными из числа вторых) – это то же самое, что использование подрегулированных весов на рынке. Монополистам мало двух надбавок: первую они получают, скупая «оптом дешевле» товар у производителей, при этом используя откровенно криминальные методы принуждения (могут просто в буквальном смысле слова загородить дорогу на рынок), но самим им продавать даже по завышенной цене – «западло», вот и нанимают людей, которые тоже должны что-то выгадать и устанавливают свою, вторую надбавку. Применение подрегулированных весов – это третья надбавка. И страдают от этого покупатели. Поэтому и на рынке разработок сайтов пора бы установить «кантру». В 1999 году на таком вот полудиком восточном рынке я видел надпись, где было только это слово: оно означало «контрольные (весы с ценой взвешивания) один рубль».
«Кантру» нужно, чтобы пресечь бесконтрольность владельцев поисковых компаний и «SEO-оптимизаторов». По оценке РАЭК рынок поисковой оптимизации в 2012 году равнялся 10,24 млрд. руб. Был дан прогноз на 2013 - рост рынка на 19%. Я не проверял результат, сбылся ли этот прогноз. Но представьте себе, что будет, если эти деньги потратить с пользой, а не отдавать за обещания поставить твой сайт на первое место. Эти цифры подтверждают, что бесконтрольность на рынке необычайная. Даже по российскому счёту.
 Возможности такой бесконтрольности я знаю не понаслышке: в 2012 году я столкнулся с тем, что Google проводит политику исключения возможности личных контактов представителей компании с пользователями (если инициатором этого контакта выступает пользователь), и эта тенденция получает распространение в разных отраслях и сферах деятельности, опирающихся на Интернет, в том числе – в рефератном деле, где начали массово появляться online-компании с приёмом заказов только через Интернет и расчётов только электронными платежами, официально не имеющие офисов (то есть – попросту бесконтрольные: нет офиса – некуда явиться недовольному заказчику и тем более исполнителю).
«SEO-оптимизация» похожа на спортивное соревнование, а вернее, крайне неспортивное, где широко распространены договорные игры, намеченные фавориты этих игр массово используют допинг, а судейские коллегии ещё и «подсуживают» потребителям этого допинга, если не сказать – сами поставляют его. Организаторы же, назначающие судей, внушают рядовым участникам (которых уже, не спрашивая их согласия, назначили на роль проигравших) и широкой публике (не подозревающей, что речь идёт о подпольном тотализаторе - в данном случае это главный источник организаторских доходов, за счёт именно этой самой публики), что можно выиграть, если играть по каким-то «правилам».
Именно поэтому продукты «SEO-оптимизации» - сайты, нашпигованные «бредотекстами от копирайтеров» - это лёгкое чтиво, обозначаемое ненашенским словом «бестселлеры», как называют быстро продающиеся книги. Но скорость продажи меньше всего зависит от литературных достоинств конкретной книги. Это может быть следствием раскрашенной под роскошь рекламы – дешёвой и внешне красивой. Такая подделка под роскошь – это средство получения уже даже не «монопольной сверхприбыли», она находится на грани с мошенничеством. И я не удивляюсь, если вижу связки лёгкого чтива (особенно современных «женских романов») в мягких переплётах около мусорных ящиков. Литературные люди, ценящие слово, верящие в его наполненность точным смыслом, соответствующим сути обозначаемого, далеко не все «сшитые в один переплёт листы бумаги» (В. Даль) считают книгой.
«SEO-оптимизация» развивается вместе с поисковыми системами, и в современных результатах поиска можно видеть всё больше и больше коммерческих сайтов с искусственно раздутой популярностью, особенно по коммерчески привлекательным запросам. Я уже не говорю о том, что те, кто пользуется услугами SEO-оптимизации», попадает в зависимость, подобную алкогольной: компании, оказывающие эти услуги, могут вымогать деньги, искусственно подрегулировав позиции (имитировав их снижение, а затем предложить «новые разработанные способы»). В 2011 году появился нашумевший проект LiveOperator (сейчас название изменено на LiveTex). Я лично встречался с владельцами этого проекта (представляющего собой заурядный оператор online-связи, но с подвохом – он тормозит сайты в их отображении и снижает позиции в поисковых программах, видел его в действии неоднократно, к сожалению - на своём, уже не существующем, Интернет-ресурсе). И смело могу сказать: не о них, а обо мне следовало бы создать сюжет в рамках умеренно-известного подкаста Андрея Шаркова «Берись и делай». Что и определило первоначальное название данного сайта, созданного, чтобы сказать «нет» «SEO-оптимизации».
Кстати, ещё одним проявлением бесконтрольности компаний – субъектов рынка «SEO-оптимизации» является «удалённая работа» непосредственных (в том числе – весьма посредственных) исполнителей. И именно эти «весьма посредственные» поощряются компаниями, занимающимися «SEO-оптимизацией». Чтобы способных было как можно меньше, и платить им можно было по правилу «уравниловки». Могу сказать, что такую практику «удалённой работы» поощряют все известные мне «копирайтинговые» компании Санкт-Петербурга. В июле 2013 года я побывал в нескольких таких компаниях, и во всех от меня потребовали прислать резюме на электронную почту, а то и через форму обратной связи их Интернет-ресурсов. Но, поскольку студенты не читают работы, а затем, окончив вузы и засев в офисах подобных компаний, продолжают не читать, хотя бы и обязаны были ознакомиться с присланным, то – я сомневаюсь, что и резюме читают. Тем более – сейчас и резюме можно заказать, в «рефератных» компаниях в том числе.
Именно поэтому я предпочитаю личные контакты (приём заказов по выезду), хотя оставляю возможность приёма заказов через Интернет (например, по рефератам и контрольным у меня в 2013/14 учебном году были заказчики из городов Ленинградской области – Всеволожска, Выборга, Гатчины). Приём заказов по Интернету при наличии иногородних заказчиков просто незаменим.
Думаю, читателям – надеюсь, моим будущим заказчикам – понятно, почему я не верю в «SEO-оптимизацию» и почему призываю сказать «нет» этой величайшей по масштабам манипуляции в Интернете.
Нет «SEO-оптимизации» «честной» и «нечестной», «хорошей» и «плохой», что «SEO-оптимизация» изначально задумана была для «торговли воздухом».  «SEO-оптимизация» - всего лишь великое искусство одурачивания масс. Всем нужны интересные сайты, а не высокие места в поисковых системах. Нужны клиенты, а не счёт посещений сайтов. И вместо этого нас убеждают в обратном, заставляя платить за то, что не просто бесполезно, а иногда и вредно. Потому что все приёмы искусственного торможения, «подрегулированных весов», вымогательства денег за позиции в поисковых программах применимы только в отношении с согласившимися. Я неоднократно наблюдал, как – вопреки махинациям владельцев поисковых программ и действующих с ними сообща «SEO-оптимизаторов» - на ведущие позиции пробивается незарегистрированный сайт с интересным содержанием. Ведь «SEO-оптимизаторы», как правило, получают от своих клиентов сведения о настройках сайтов, а это равносильно тому, что добровольно передать ключи от своего дома ворам. Не имея же таких настроек, они не могут управлять сайтом. В лучшем случае – могут задержать ненадолго, искусственно повышая позиции сайтов его конкурентов. Но поскольку это «подрегулирование» имеет свои пределы, обозначенные самой структурой поисковой программы, то оно довольно быстро теряет силу, и хороший сайт с интересным содержанием снова занимает своё – по праву – место.
В целом «SEO-оптимизация» - это разновидность азартной игры, причём даже в случае выпадения «твоего» номера денежный выигрыш тебе не выплачивается. Владельцы рулетки ограничиваются обещаниями большого числа клиентов, выводя свою теорию о том, что «пользователи Интернета ленивы, чтобы смотреть дальше 10, 25, в лучшем случае 50 первых сайтов». Надо сказать, они эту лень сами поощряют. Но – не каждый посетитель, даже действительный, а тем более не нанятый «кликер», станет клиентом, и, напротив, клиентом может стать тот, кому понравился Ваш сайт, хотя бы его позиции и ниже, чем 50 или 100. «SEO-оптимизация» - ещё больший обман, чем казино, которое, как известно, выигрывает всегда, но где Вы всё-таки можете выиграть случайно. «SEO-оптимизация» не оставляет Вам возможности выиграть даже случайно, сама при этом выигрывая всегда.
 
Предыдущая страница       В оглавление      Читать дальше