Сайтолитератор
 
© Денис Паничкин
 
1.Критика: что я думаю о продающих текстах
 
 
Подмена счастья подделками для смакования
 

 

Итак, полусветовая экономика также предполагает создание условий для самовоспроизводства. В особенности – разрушение нужного ради массового сбыта ненужного (до степени, что, если разрешить, – начнут открыто продавать наркотики). Откровенным выражением полусветовой экономики является следующий «шедевр» работы Артура Гранта:

 

Почему красавицы зачастую выбирают «плохих парней»?

Когда вы узнаете почему - то поймете самый главный секрет продаж. Это может быть неприятно. Однако, чем раньше вы примете эту истину, тем скорее вы станете непревзойденным бизнесменом, копирайтером, маркетологом…

Почему во всем мире так популярны фаст-фуды? Ведь это же вредно! Почему люди смотрят реалити-шоу, а не выступления академиков наук?

Причина одна. И она не вписывается в логику.

Потому что так хочется. Потому что это весело. Just for fun!

И все покупки в мире совершаются по этой же причине. У большинства людей дефицит удовольствия. Им скучно, им не хватает развлечений. И да, все мы хотим веселиться.

Человек взрослеет, меняются интересы, игрушечные машинки меняются на Лексусы, но эта внутренняя потребность остается неизменной.

Поэтому, если вы хотите стать крутым специалистом в продажах и в маркетинге - «пляшите» от эмоций. Логика не продает. А если и продает, то эта логика должна ложиться на эмоции. Иначе никак.

 

Данный текст я воспринимаю как оскорбление в отношении себя – и как человека, при всём критичном отношении к себе, достаточно способного, и как достойного мужчины, ориентированного на семью. Я не сомневаюсь, что буйные недоумки, «плохие парни», никогда бы не стали пользоваться спросом без искусственного их «тиражирования» в массовых безответственных изданиях, бульварной литературе, телепередачах и прочих суррогатах культуры. Одновременно в тех же заменителях культуры постоянно поддерживается процесс снижения мужчин противоположного типа: добросовестных, самостоятельных, сильных, активных, и в то же время понимающих и не проявляющих агрессивность без необходимости, не первично-жестоких (вторичная жестокость, наоборот, встречается у них при обороне от «плохих парней»). По-моему, таким мужчинам, как я, в интересах народонаселения следовало бы разрешить брать самых красивых и здоровых женщин, даже не спрашивая согласия самих женщин (до возможности применения к женщинам смертной казни при категорическом отказе), а «плохих парней» - стерилизовать и ставить на тяжёлые немеханизированные и неквалифицированные работы (на которые такие люди способны).

Кстати, именно этот текст Артура Гранта я дал прочитать одной своей знакомой (по её просьбе, сохраню конфиденциальность), и вот её отклик – отклик человека, образованного и понимающего, и о тексте, и о том, кто такое мог написать (то есть об Артуре Гранте):

 

… на мой взгляд, воинствующее ничтожество, лишенное элементарной культуры, которое умеет только «продавливать» свое крайне субъективное и непрофессиональное представление, используя элементарные приемы жесткой манипуляции. Но претендует при этом чуть ли не на обучение тому, как правильно жить. Вспоминается Полиграф Полиграфович Шариков, который «в присутствии двух людей с университетским образованием» давал «советы космического масштаба и космической же глупости».

 

Расхождение при переписке оказалось только в литературных образах. Я сравнивал Артура Гранта не с Шариковым, а с Торжествующей Свиньёй, о чём упоминал выше. Ещё напрашивается сравнение с Хлестаковым, которому якобы Смирдин за редактирование сорок тысяч платит; по времени действия «Ревизора» - очень большие деньги, а известный издатель Смирдин платил авторам сущие гроши, как и сейчас это делают рефератные посредники работающим на них исполнителям.

Похоже, Артур Грант – это выражение того, что у таких гибридов литературных образов, как он, «доказательством «права править» оказывается способность подавлять любые права, кроме своих, а свои - ничем не ограничивать» (А. Рубцов). Если говорить о восхваляемых (не только Артуром Грантом!) «плохих парнях», то поощрение социопатов даже превращается в повседневность. Как раз в таком обществе роль эмоций усиливается подрегулированным путём.

К принятию любых решений на основе исключительно эмоций я отношусь крайне отрицательно, так как последствия таких решений оборачивались для меня убытками, причём независимо от того, принимались ли эти решения непосредственно мной (готов признать, были такие ошибки, и неоднократно, особенно часто – под давлением людей, которых я считал «своими» и поэтому хотел поддерживать с ними «хорошие/приемлемые отношения», хотя эти отношения следовало бы решительно рвать), или же кем-то другим. Правда, другая крайность – полностью разумное существо – тоже недопустима, ведь и такое существо можно сделать управляемым (в этом направлении стараются сильно саентологи).

Но всё же управление продажами на эмоциях – это сознательное развитие стадного инстинкта для того, чтобы постоянно иметь возможность массового сбыта бесполезного и даже вредного. Самое недавнее «продажное» проявление стадного инстинкта – это очереди за жетонами в Санкт-Петербургском метрополитене в конце декабря 2014 года (на некоторые станции в «спальных» районах из-за этого оказалось просто невозможно войти, как это было 27 декабря на станции «Проспект Большевиков»). По поверхностной оценке, было скуплено 40 миллионов жетонов. При 5-миллионном населении города мы получим, что в среднем на человека это 8 жетонов, что даёт - при подорожании проезда в метро на 31-28=3 рубля - всего … по 24 рубля! Меньше даже, чем одна поездка в прежних ценах! Ничтожная выгода при потерянном времени, которое можно было потратить на какое-либо действие (например, распространение рекламы), давшее в итоге сумму большую. А покупать следовало единый проездной билет, дающий 70 поездок в метро в месяц (и стоящий примерно - как 70 поездок по цене) и сверх того сколько угодно поездок на социальном наземном транспорте. Я пользуюсь таким билетом несколько лет, и могу сказать, что уже в первый месяц (тогда, правда, цены были ниже, но ведь и разовый проезд, и единый билет подорожали в одной мере) специально считал количество поездок наземным транспортом, и оказалось, что экономия - это самое «сколько угодно» в пересчёте на разовые билеты, которые я мог благодаря единому проездному не покупать, - превысила стоимость единого проездного!

Вряд ли можно привести столь впечатляющий пример. С ним сравнима разве что несогласованная акция протеста пенсионеров в 2002 году, когда они, подсчитав, что средняя прибавка к пенсии составит 30 рублей (так и окрестили – «тридцатирублёвой прибавкой»), стали массово переводить Министерству финансов по 30 рублей.

Принятые на эмоциях решения людей чаще всего регламентируются копированием поведением актёров «ток-шоу». Они этого не понимают, но они переносят ситуации, описываемые в «ток-шоу», на реальную жизнь. А сценарист чаще всего «ток-шоу» исходит из принципа «чем пошлее и запутаннее ситуация, о которой он пишет, тем выше будет рейтинг». То есть люди, пытаясь применить фантазии сценариста на себе и близких, получают иллюзии, которые не имеют отношения к реальной жизни, да ещё в убыток себе.

В отношении всех этих «ток-» и «реалити-шоу» назову самый недавний по времени и самый отвратительный по проявлению в своей жестокости пример. Это передача на ТНТ «Однажды в России». Анонс этой передачи: «Россия – богатая страна, в которой много нефти, газа и проблем. Наше шоу не решает ни одной из них. Оно над ними смеётся». Я вспомнил, что меня ещё в перестройку раздражал рефрен из вступительной песни КВН: «Пусть не решит он всех проблем…». И между этими передачами не может быть никакого сравнения, разве что в том, как поведенческая модель «смеяться над проблемами» подвергнута рецепции, но в новом шоу она кратно усилена. Мне же оказалось достаточно вспомнить, что «проблема» - слово ненашенское, у нас это называется неприятностями, помехами, если они мелкие либо средние; если же речь идёт о большом, то назвать это следует бедой, а насмешки над бедами осуждались в любой культуре. Но превращать их в развлечение … Я не берусь даже называть это каким-то именем.

В отношении переноса иллюзий сценариста на действительность показательно понятие «бестселлеры», то есть оценка книг с точки зрения того, как быстро они продаются. Сейчас и фильмы рекламируются с использованием слов «по мировому бестселлеру (такого-то автора)». Но это вовсе не означает их художественных достоинств и даже реалистичности того, что они отражают. Часто даже наоборот: например, меня раздражают такие книги, если их содержание противоречит моему представлению о себе. Зато есть люди, которые начинают судить о действительности по этим «бестселлерам», например, мне довелось ещё в 1997 году слышать безапелляционным тоном сказанную реплику женщины, что в «американских бестселлерах самые успешные бизнесмены – это те, которые советуются с жёнами по поводу ведения своего дела».

Я видел на свалках связки книг жанра «лёгкого чтива» (тоже «литературный жанр нового поколения») - Марининой, Донцовой, Шиловой, Введенской. Подобный бесславный конец и у «творчества» «копирайтеров». А хорошие книги будут всегда читаться, и хорошие – интересные, оригинальные и содержательные – тексты для сайтов всё равно будут пользоваться спросом. 

И хотя совершенно отказываться от эмоций я не призываю, но они должны играть вспомогательную роль при разумном и даже при интуитивном выборе. И для Артура Гранта и всех, кто хочет, играя на чужих эмоциях, продавать ненужное, самый большой кошмар – в действительности – это массовая разумность, крах эмоций, когда люди просто перестанут покупать то, что им не нужно.

Кстати, сторонники «ранговой теории» в человеческом обществе приводят в качестве оправдания предпочтения женщинами «плохих парней», буйных недоумков, обычно такой аргумент: «С ними кайф!». Но что такое «кайф»? Это кратковременное ощущение, подобное наркотическому опьянению, но вызываемое не введённым в организм наркотиком, а внешним возбудителем, в приводимом примере – считающимся в качестве «привлекательного» буйным недоумком. Но зависимость-то подобна наркотической и в то же время необнаружима лабораторными методами, как это можно сказать и в отношении, например, Интернет-зависимости, игромании и прочего. То есть – создание управляемого индивида, включение его в управляемую толпу-стадо, причём с меньшими затратами и меньшим риском (распространение наркотиков требует затрат и всё же считается наказуемым). А «стадная особь» скорее купит то, что бесполезно или, хуже того, вредно, может быть, те же наркотики, в том числе наркотики, считающиеся допустимыми в обществе (алкоголь, табак). От фаст-фуда и реалити-шоу до наркотиков – прямая дорога.

То, что расписывает Артур Грант – это определённая его коммерческими целями поддержка сознательно безответственного образа жизни с уклоном на развлечения, а это означает одно для меня или моих собратьев-исполнителей: студент охотнее заплатит 5-6 тысяч за развлечения на дискотеке, чем кому-то из нас полторы-две тысячи за хорошую работу, которую затем ещё и попытаются втоптать в грязь.

И всё же люди, если они ещё не утратили разумность, всегда хотят хорошего. У поэта Леонида Мартынова есть вот что: «Каких бы эликсиров не глотали, а по душе нам натуральный мёд». То есть даже поглощая фаст-фуды, многие люди не откажутся от овощных закусок и свежих фруктов. И есть такие, кто пробовал эти фаст-фуды и вспоминает о них с отвращением до степени того, что не без гордости скажет: «Я не ем падали!»

Всё это позволит объяснить и большее: современный дефицит счастья. Я допускаю, что он создан искусственно, в ряде случаев находятся желающие даже совершенно уничтожить человеческое счастье, чтобы получить возможность сбывать различные подделки в условиях всеобщего перебора и смакования мелких удовольствий. И развлечения в форме таких «реалити-шоу» - эти подделки и есть. Но если все развлекаются, то кто же работает?

И этого мало: сейчас уже откровенно начинают придумывать, как бы сделать так, чтобы всем жилось плохо. То есть не только сбывать подделки под счастье, но не давать даже этого и ещё издеваться над людьми. Иногда я хочу проверить: Артур Грант и иже с ним – люди или же какие-нибудь Орги или Найлоки? Пусть я использую названия из массовой культуры (японские «Сентай-шоу»), иногда эти обозначения очень выразительны. Названные расы – земного происхождения, враждебные людям. Орги любят разрушать, уничтожать. А штаб-квартира главного Найлока – это азиатская джонка, находящаяся в параллельном измерении на Реке Слёз: попадание в самую точку (чем больше горя, тем выше уровень этой реки, тем скорее Найлоки вернутся в наш мир).

Производство подделок – это признак того, что «копирайтинг» относится к полусветовой экономике.

 

Предыдущая страница       В оглавление      Читать дальше