Сайтолитератор
 
© Денис Паничкин
 
2.Реклама: что я готов предложить
 
 
Как я намерен действовать
 
 
Для меня сразу же возникла задача: как создавать то – причём хорошее, что ты хочешь, и заставлять других приобретать это? То есть - создавать потребности, как это принято в бизнесе, но в направлении, противоположном практикующемуся сейчас, воскресив создание и продажу того, что полезно, а не вредно!
Самое трудное – это продвигать свой подход по написанию текстов, так как он будет неугоден грантам и каплуновым, мрочковским и парабеллумам, ганздиям и нестеровым. Ведь они уже захватили, если не сказать – создали свой собственный – рынок, и, конечно же, постараются не допустить прецедент. Что они придумают - неважно, но речь может идти только о помехах в работе. От клеветы и насмешки до придания статуса «происшествия, которое никто не заметил».
В частности, Артур Грант не скрывает, что он делает всё кое-как, позиционирует себя как ленивого и малограмотного, но якобы успешного. Значит, отбор идёт по критерию социопатии и паразитизма. Следует обратить внимание и на стиль написания саморекламы многих «копирайтеров». Они написаны разрывами и нередко – с нападками на тех, кто не соглашается (в противоположность моим целостным текстам).
Надо сказать, что однажды «происшествие, которое никто не заметил», случилось в моей практике. Я пытался в 2012-2013 годах создать биржу для исполнителей курсовых работ и рефератов «Хорошие авторы». До этого я был уверен, что исполнители очень тяготятся эрзац-властью посредников – так называемых «рефератных» компаний, даже написал очень горячее воззвание и рассылал его всем исполнителям, кого знал. Но … вызвал только всеобщее озлобление. Согласились только двое.
Понемногу я осознал свою ошибку. Ведь исполнителей я считал себе подобными, а были они таковыми на самом деле? Среди них оказалось очень много «халтурщиков», которым всё равно, что писать (и как писать!), лишь бы платили за это. Иначе как объяснить одноходовые ошибки, которые я нахожу до сих пор, читая, что пишут другие исполнители, часто это результат невнимания при применении метода «мясо – шоколад» (как это сейчас называют). Между прочим, «копирайтеры высоких гонораров» также этот метод применяют. Я даже называю таких «исполнителей» Ляписами и Трубецкими рефератного дела. Образ этот собирательный, и объясняется он тем, что определённый спрос на халтуру существует и даже искусственно поддерживается.
Конечно, среди исполнителей есть и неплохие, но они даже при своей добросовестности относятся к своей деятельности не как к работе, а как к подработке. То есть – написали, пусть даже хорошо, и забыли.
Я же отношусь к рефератному делу как к работе, и с каждым разом всё больше осознаю происходящее в образовании, культуре и обществе.
Мало того, я сделал и вторую ошибку. Выступая против посредничества, что было правильным, я сразу присвоил себе права администратора, то есть в какой-то мере сам стал посредником, хотя желал организовать исполнителей так, чтобы они работали не вместо меня, а вместе со мной. И это не всем нравится. Они скорее предпочтут плохо работать на настоящего посредника, зато в случае возможных невыплат обида не будет такой сильной (осознают же истинное «качество» своих «шедевров»). Тогда как я потребую качественной работы. Написать же хороший реферат не так просто. И научиться работать одновременно и на скорость, и на качество – тоже не просто.
Я решил этих ошибок не повторять. Просто писать хорошие интересные тексты и предлагать это же делать другим, вопреки существованию «продающих» текстов. Но принуждать никого не буду. Просто буду действовать помимо мнения окружающих, а тем, кто в моём присутствии произнесёт недовольство в отношении существующих порядков, предложу заняться тем же (или тем, что он делать мастер, но вопреки рынку, на котором создаётся искусственный спрос на халтуру, которая при нормальных условиях должна быть не на рынке, а на свалке).
«Протест - это когда я заявляю: то-то и то-то меня не устраивает. Сопротивление - это когда я делаю так, чтобы то, что меня не устраивает, прекратило существование. Протест - это когда я заявляю: всё, я в этом больше не участвую. Сопротивление - это когда я делаю так, чтобы и все остальные тоже в этом не участвовали», - некогда написала Ульрика Мария Майнхоф. Правда, эти слова на страницах издававшегося ей журнала «Конкрет» она приписала не названному по имени представителю чернокожих американцев, причём сторонника не равенства рас, а превосходства чёрных, установления противоположной дискриминации, где сверх всего, поверженные белые будут унижены ещё и воспоминанием об утраченном превосходстве. И именно всё перечисленное в качестве подхода следует принять, если я намерен продвигать обычные тексты, а не «продающие», к которым уже настолько привыкли, что гонорары измеряют в ставках за количество знаков, а не договорными подрядными ценами.
Нужно взывать к тому, что людям всё же хочется чего-то иного, чем набор заранее заданных «ключевых слов» и текстов ради поисковых программ. Людям всё же хочется действительно хорошего, а не мелкого перебора незначительных удовольствий. Людям нужно напоминать, что так было не всегда, что «продающие тексты» в нынешнем понимании выгодны тем, кто пишет их, и тем, кто устраивает махинации с поисковыми системами и «платой за клики» с инсценировкой временного наплыва посетителей сайта, что лучше один реальный покупатель, который пришёл в магазин или офис, чем десятки случайно или по чужой указке зашедших на сайт, но так и не ставших покупателями, если вообще собирающихся становиться ими. Нужно также сбивать самодовольное невежество и его притязания. Только так можно, создав то, что всегда было нужно, но искусственно – махинациями, клеветой и насмешкой – было объявлено «ненужным».
Здесь уместно вновь процитировать творчество Л. Кассиля, но не про Швамбранию, а про Синегорию:
 
«Отвага, Верность, Труд - Победа!» - таков был их девиз. Не было работы, с которой бы они не справились. Не встречалась еще опасность, которая испугала бы их. Они уже давно замышляли освободить страну от Фанфарона и злых Ветров. «Кто посеял ветер, тот сам пожнет бурю», - говорили синегорцы. Они почтительно и радостно приветствовали трех славных Мастеров и предложили им вступить в семью синегорцев.
«Отвага!» - сказал Изобар.
«Верность!» -подхватил Амальгама.
«Труд!» - произнес Дрон Садовая Голова.
«Победа!» - заключили все трое, повторяя клятву синегорцев.
И оружейник Изобар сказал при этом:
«Я знаю, что надо делать. До сих пор я мастерил флюгера, по которым распознавалось направление Ветра. Но теперь задача состоит в том, чтобы повернуть Ветер туда, куда нам нужно. Дрон Садовая Голова всю душу свою вложил в семена вьюнка, и растение получило волшебную силу роста. Я добьюсь чуда с флюгерами, и мы покорим Ветер».
И он, не медля ни минуты, схватил в свои сильные руки молот и взялся за работу.
«Ты прав! - откликнулся Амальгама. - А я займусь своим делом. Чему до сих пор служили мои зеркала? Послушно отражали в себе красоту и показывали людям их недостатки. Но красота и безобразие существуют и помимо моих зеркал. Нет, я напрягу ум, буду работать с утра до вечера и с вечера до утра, но добьюсь, чтобы мои зеркала сами делали мир прекраснее. Я хочу, чтобы в людях отражалось все, что я вдохну в зеркало своим трудом, своей любовью. Ибо на свете нет, говорят, силы, которая не уступила бы труду, если человек избрал свое дело по любви и вложил в него душу».
И Мастер принялся за работу. Он трудился днем и ночью, не чувствуя усталости, не зная отдыха и сна. Beликий Гнев вдохновлял оружейника и раздувал огонь под его горном. Великая Любовь поддерживала силы Мастера Зеркал и светилась в его хрустале.
 
Думаю, что больше сказать невозможно. Да я ничего нового и не сказал, а лишь напомнил о том, что было забыто искусственным способом. Хотя бы нечтением. И подменой книг их искажёнными экранизациями. Если бы все люди хотя бы на час урезали ежедневное сидение у телевизора и написали бы за это время по небольшому рассказу о том, что они хотели бы изменить своими руками. А ещё лучше – чтобы все желающие повыбрасывали свои телевизоры. Для получения политических новостей хватит радио и Интернета. А телевидение в настоящее время только раздражает и подавляет, запугивает и развлекает, учит угадывать и выбирать из предложенного (то есть – невыгодного для того, кому предлагают выбор) и отучает думать.
Пишите о том, что сейчас не продвигают, а стараются заставить забыть. Я уже этим занимаюсь и по мере готовности буду выкладывать в Интернете. Представьте себе ряд произведений, где показано то, что встречается в реальной жизни, но о чём сознательно избегают говорить и писать: бедных, но достойных мужчин – трудолюбивых, добросовестных, ответственных – и  красивых, успешных и состоятельных женщин, желающих связать свою жизнь именно с такими мужчинами; олигархов, которые пытались причинить вред, используя свои деньги и связи, - и потерпевших поражение; детей, не только не побоявшихся «родительского проклятия», но сумевших сделать так, что от этого проклятия пострадали сами родители; привлекательных воинствующих атеистов и русских мусульман; особистов времён Великой Отечественной войны, совершенно не похожих на своих «собратьев» в российских фильмах, и благородных повстанцев, неправедно названных «экстремистами» и сражающихся за справедливость, «За вашу свободу и нашу!» против психопатов-спецназовцев.
Пишите о том, что вы хотите. Если Вам не нравится что-то – создайте свой вариант с теми же именами, на ту же тему, но с противоположным, понравившимся Вам результатом. Но чтобы только не было никаких deus ex machina и «не-надо-искать-решение-оно-найдётся-само». Чтобы основной персонаж был достаточно сильным и достаточно активным и не только не дрогнул перед тем, что называется «системой», а осознал, что «сильные мира сего» сильны не собственной силой или какими-то выдающимися достоинствами, а раболепием толпы, а осознав это, заставил работать на себя представителей этой системы, используя противоречия и столкновения их интересов (до применения шантажа и угроз, которые к обидчикам применять обязательно).
Пишите вопреки преподносимому. В 2010 году нашумел фильм «Ирония любви», сам сюжет которого мне – в моём нынешнем представлении, отличающемся от первоначального восприятия, - представляется какой-то поделкой, а финал – и вовсе либо нереальным, либо какими-то поддавками в жанре кооперативного мата (когда сильнейшая сторона начинает, действует как нельзя хуже и в итоге позволяет другой стороне объявить мат). Представим себе иное развитие: вместо неудачника Ивана – персонажа Чадова – какой-нибудь Ян Мацкявичюс, Даниил Печерников, Юрий Никифоров или Глеб Травкин (это образы сильных и активных мужчин из российского кинематографа, и их как правило, назначают на роль врагов, но я часто представлял себя одним из таких, а имена двух первых даже в разное время использовал как литературные псевдонимы). И не на него спорят, а он спорит, что заставит нефтяного магната отдать ему невесту и организовать свадьбу за свой счёт, и добивается своего, пуская в ход шантаж и угрозы, перед которыми падают даже богатые и влиятельные.
Возможен сюжет посложнее. Современный художник любит рисовать на тему крестьянских бунтов, обязательно со сценами убийств и избиений помещиков и управляющих, и действует подобно Паррасию, подвергшему пыткам раба-натурщика, чтобы передать мучения Прометея. Современный Паррасий похищает олигархов и чиновников, подвергает их пыткам и рисует с них помещиков и управляющих. И его картины охотно покупаются, а сходство жертв преступления и рисованных помещиков, избиваемых крестьянами, очевидно. При этом сам сыщик (следователь или кто-то другой – неважно, главное - роль) испытывает симпатию к преступнику, а суд присяжных выносит оправдательный вердикт; поскольку автор рассказа на этот сюжет - я, финал должен быть таким, и ничего нереального в этом нет: немало есть случаев, когда присяжные оправдывали лиц, совершивших особо тяжкие преступления. Ведь к насилию я отношусь в зависимости от того, кем и против кого оно применяется. Насилия Салтычихи вызывали у меня ненависть, насилия Пугачёва я приветствовал.
Пишите на революционные темы. Революция должна произойти и в реальном мире, и в Интернете. Несомненным преимуществом Интернета перед телевидением является то, что в Интернете возможности изменить что-то в свою пользу большие, тогда как телевидение не позволяет этого. Выразить ответную реакцию на телевизионные передачи будет пустым и бессильным криком перед экраном, тогда как в Интернете можно всё, до создания противоположного подаваемому телевидением.
Я открыто рецензировал самые недавние по времени фильмы: ответной реакцией на «Левиафан» было эссе с иллюстрациями: «Государство – это мы с вами, а не французский король» (где даже предложил альтернативный финал с праведной местью - расстрелом чиновников в новопостроенном скверном храме), ответной реакцией на «Батальонъ» - статья «С 23 февраля, женщины!». И призываю: перестаньте бояться психопатов и нападите на них сами. Не только, чтобы освободить мир от них, но, и чтобы наказать их. Не взирайте на «общественное мнение» и «уроки истории», а сами впишите в эту историю несколько новых, пусть кровавых, но праведных страниц.
Пишите, но искренне, чтобы написанное вами отражало то, что думаете, потому что только в этом случае оно будет живым. Невозможно рекламировать временные татуировки, если считаешь это никчемной забавой, порчей образа и брошенными деньгами. Можно найти другой заказ, более полезный. А если речь не идёт о работе на заказ, то тем более не следует поступаться убеждениями.
Не взирайте на различные «теории заговора» и «планы Даллеса». Они представлены в жанре – если вновь воспользоваться аналогией шахматной композиции – даже не игры в поддавки, а серийного жанра, крайнего вырождения игры, где ходы делает только одна сторона, причём тех, кто не хочет принять эти «правила», высеивают. Почему бы не решить в обратном направлении: если ты иной, чем остальные, то не только не должен быть изгоем, напротив, это означает твоё превосходство над остальными, с соответствующими твоими правами в отношении остальных и обязанностями остальных перед тобой. Быть иным я всегда понимаю - как право править.
Пишите, и как можно больше. Не сетуйте, что вам за это не начисляются деньги. Пусть это будет Ваше увлечение вместо телевизора. Ведь за просмотр телевизора вам тоже не начисляются деньги. Но если в Интернете массово появятся Ваши рассказы, то это будет достойный ответ компании «Интернет-исследования», которая занимается опошлением того, что не нравится власти и богатым, и в офисе которой давно пора бы устроить кровавый бал - мероприятие, повторяющее события 7 января 2015 года в Париже. Ведь «тролли» раньше массовых пользователей осознали возможности Интернета, но затем сами пришли к выводу об упрощении их, причём единственно благодаря лени массовых пользователей, и лени не только бытовой, но и общественной, выражением которого является внушение, что «ничего-не-изменишь».
Я с этим не соглашаюсь и хочу, чтобы как можно больше не согласились. Пишите, но думайте, - и изменить можно многое.
И в этих условиях уже для психопатов с их мошенничеством на «продающих текстах» просто не найдётся места. Ситуация изменится на противоположную, и это сделать могут только сами пользователи Интернета.
Высказывания, подобные «я-всё-понимаю-но …» - даже не собираюсь выслушивать. Если ты понимаешь меня, то делаешь так, как я хочу. А если ты не делаешь так, то не говори, что «всё понимаешь». Исключения из правил я признаю только одни – выгодные мне привилегированные исключения. Всё остальное – это дозволенные нарушения правил, существующие благодаря чьему-то попустительству. А на это можно и должно ответить решительными действиями.