Главная » Статьи » Статьи мои и доработанные

Массовая реклама на иногороднем языке

© Денис Паничкин

 

«Продающие тексты» я назвал выродками массовой рекламы. Потому что был ловко и подло подброшен «обман из обманов» в Интернете, и согласно подброшенному, было создано нужное мнение, что стоит написать «нужный» текст и разместить у себя на странице, то уже поэтому в поисковых системах эта страница будет в числе первых. Соответственно, появилась масса контор и конторок, обслуживающих эту ложь, причём как организаторов таковой, так и примазавшихся к ним.

Если взять на выбор несколько «продающих» текстов, то написаны они даже хуже, чем «бред безграмотный», но в среде тех, кто пишет их, такое считается нормой. Копирайтинг – это одно из проявление необъявленной и почти тотальной войны против здравого смысла.

Никаких специальных алгоритмов, заставляющих поисковые программы предпочитать определённые тексты, нет и не было, по-видимому, и не будет, по причине технической неосуществимости. Всё гораздо проще. Есть картельное взаимодействие (то есть сговор в общих интересах, но временный, ни к чему не обязывающий его участников) управляющих компаний поисковых программ, которые представляют себя продвинутых продавцов на рынке с продвинутыми же подрегулированными весами, и массы копирпайтерских контор, обирающих достаточно легковерных и достаточно платёжеспособных клиентов и информирующих продавцов с подрегулированными весами о том, кто больше заплатил или лучше угодил (поскольку личные симпатии в последние годы превзошли любой подкуп).

Цель этих самых одновременно легковерных и платёжеспособных клиентов – попасть в первые позиции в поисковых системах. В расчёте на то, что большинство не будет смотреть что-то иное, кроме ТОП-10. И по возможности – по большинству запросов. Вот только желающих попасть в ТОП-10 много, хотя конкуренцией это я уже не называю. Конкуренция по определению – как сделать лучше. Сейчас же стараются в обратном направлении – сделать как можно хуже и преподнести это как лучшее, а есть и такие, которые даже не преподносят так, а не скрывают своего отношения к потребителям: «вы заплатите и при низком качестве».

В рекламе то и дело возникает образ «успешного» «молодого предпринимателя», возвысившегося над всеми в буквальном смысле – стоящего на скале. Это я впервые увидел в продвижении откровенной биржевой спекуляции – рекламе рынка VERUM (для бинарных опционов – то же самое, что FOREX для валютных спекуляций). А позже, в 2017 году тот же образ видел в одном из торговых центров в районе Сенной площади, там была … «реклама массовой рекламы», обещалось невероятное продвижение.

 

 

Как-то я подумал: ну, взобрался он на эту скалу, а дальше. На скале ничего не растёт, никаких запасов нет, поставлять их никто не будет, потому что он никого на своё место на скале пускать не намерен. Чем этот «успешный молодой предприниматель» будет жить, стоя на скале? И что он увидит со своей высоты? Может, засеянные поля и великолепные сады, принадлежащие не ему, а людям старше и опытнее, пусть даже не имеющим статуса «успешных»? И сможет ли он сойти со своей скалы? Даже если захочет? Не придётся ли его снимать при посторонней помощи и доставлять в психиатрическую лечебницу, как одного из персонажей Ильфа и Петрова?

О том, что представляют собой «продающие» тексты, название рассказа больше, чем говорит. Правда, я не придумал его, а почерпнул. В 2013 году я видел вывешенный в офисе одной торговой компании плакат, на котором крупными буквами было напечатано: «В кабинете ООО «Зебра-Экспресс» разговоры ведутся только на русском языке!!! Если у кого-то возникнет потребность поговорить на иногороднем языке, просим выйти за дверь!!!»

Это – тексты именно на «иногороднем языке». И пишут их, к сожалению, уже и те, кто ранее были мастерами рефератного дела, а теперь становятся приспособленцами, с выраженным мещанским поведением.

А так как подобные тексты появляются и у тех, кто пишет курсовые работы на заказ, то общая тема «Байки из кабинета Корпоративного Духа: Студсервисы для массовой рекламы» продолжается.

Три таких текста (собственно, с одной страницы одного человека, который для меня больше не является мастером рефератного дела, поскольку он превратился в приспособленца-рерайтера, да рерайтором себя и называет уже) я проанализировал и сопоставил с рекламной политикой рефератных посредников. И убедился, что и посредники, и рерайтеры, в отличие от меня, очень хорошо вписываются в искусственный процесс деградации образования, а в массовую рекламу как образ жизни – тем более. Подзаголовки из цитирования оставил.

 

Текст первый. Про посредников

 

Посредники бывают разные. Люди работают и организуют свой бизнес сами. Иногда хорошо (качественно работая и с авторами, и с клиентами). Иногда (чаще всего) плохо, забивая на тех и на других (больше это относится к «фирмам», «компаниям», «конторам», где всё идёт на потоке). Но опять же, всех под одну гребёнку не надо, все работают как могут, как умеют и как организуют. Никто авторов с ними не заставляет работать, как никто не заставляет клиентов заказывать именно у них.

 

Да, у посредников заказывать не принуждают. Но в преподавательской среде развито «рекомендаторство» как институционализированное явление.

И, если подумать, массовая реклама уже сама по себе принуждение к совершению сделок, даже при «свободном» рынке. Под рынком как таковым я понимаю место, где продавец и покупатель договариваются о цене. Но продавцы используют скрытых агентов, с которыми они в доле. Когда посетитель кинотеатра завороженно наблюдает за развитием увлекательной истории, ему некогда оценивать каждый мелькающий кадр. Да они и не знают, что это обязательно надо делать, чтобы защитить психику от внешнего воздействия. В результате после просмотра большинство зрителей даже не вспомнит о том, что где-то там на 5-й минуте главный герой с наслаждением пил прохладную Кока-колу. Но как покажет анализ статистики продаж, многие зрители обязательно пополнят ряды покупателей «бренда», который надо использовать как чистящее средство, а не вливать в себя.

А если подумать, что, рекламируя таким путём конкретные товары, особенно откровенно вредные, вместе с этим рекламируют и образ жизни, самый известный пример - компания Мальборо заказывает продакт-плейсмент своего товара в новом вестерне – занимается ли она только продвижением своего бренда? Или одновременно с этим она занимается пропагандой курения как такового? В этом отношении сейчас действуют современные антинародные артисты – аморальные рэперы, моральные уроды во главе с Тимати, продвигающим бургеры или букмекерскую контору «Фонбет», одновременно с этим он пропагандирует вредное питание и азартные игры. А выпертый с позором из Махачкалы Егор Крид в своих клипах-лупанарах показан в отношениях сразу с несколькими распутными девками, крутя в руках упаковку презервативов, тем самым он выражает «прогрессивные взгляды на свободную любовь», как выразилась одна такая же прожжённая лупанарная самка (женщиной назвать подобную не могу) ещё в сериале 2001 года «Салон красоты».

То есть самая лучшая в исполнении реклама у самого худшего. Но затраты на неё кратно возвращаются за счёт массовых продаж по завышенным ценам.

Рефератный же рынок свободным и даже рынком назвать затруднительно. Потому что, если продавцу приходится договариваться ещё с кем-то, кроме покупателя, и ещё о чём-то, кроме цены, - это уже не рынок, даже если это формально называется рынком. Крайний вариант такого принуждения – продавца просто не пускают на рынок при помощи формальных и тем более физических преград.

«Ещё кем-то» в данном случае является оценщик, чаще всего – преподаватель. Оценщики могут принять или не принять работу, в последнем случае считается в так называемом «общественном мнении», что работы «как бы нет». А что для этого копропреподы пускают в ход – это уже самостоятельная тема, и я немало написал про такое. Самое распространённое, ставшее в последние полтора года правилом, - против работы, которую отказываются формально принять по надуманным причинам и несуществующим (действительно несуществующим) «замечаниям» выставляют «работу-пример» с дисквалифицирующими ошибками.

Конечно же, преподаватели как паразиты-оценщики, могут и «порекомендовать» заказать работу в «нужной» компании. Об этом я подозревал ещё в те годы, когда работал в паре с Ингой, до этого работавшей в HomeWork. Два года она занималась претензиями (теми самыми злыми и глупыми замечаниями, которые сейчас стали злее и глупее несоизмеримо), потом была куратором технического направления (по сути, на это направление в HomeWork сваливали все заказы на работы повышенной сложности, а не только действительно технические). Но и она сама задавала мне между делом вопросы, сводившиеся к одному: откуда HomeWork получает столько заказов? Порассуждав, мы с ней пришли к выводу, что есть некое «рекомендаторство» в преподавательской среде.

Но догадки – одно, а совсем другое - точное подтверждение, его впервые я получил в марте 2014 года, когда уже работал один. В замечаниях по одной из работ из Торгового института первым стояло, что работа «заказана не там», где бы хотелось преподавателю. Более крупный пример был через год (апрель 2015), когда я отметил несколько случаев такого «рекомендаторства» сразу от трёх преподавателей из СПб ГЭУ. И параллельно с этим преподаватели «рекомендовали» повышение процентов Антиплагиата в каких-то своих конторах, специализирующихся именно на этом, один Университет профсоюзов в таком «целевом ркомендаторстве» чего стоит. За весну 2016 года у меня было десять заказов на дипломные работы (восемь полных и две части работ), и скандалами сопровождались все десять! В итоге достоверно защитились восемь человек, провалили – две, причём одна из них – потому, что не стала слушаться меня и «повелась» на такое «рекомендаторство». Особенно после того, как ей на ходу повысили требования к процентам! В «своей конторе» ей просто заменили буквы «о» на похожие значки, которые при переносе текста в блокнот txt превратились в вопросительные знаки (один из способов распознать кодировку-подделку). Да ещё она сама внесла самовольные правки, оказавшиеся ошибочными.

Поэтому под давлением преподавателей, косвенно спонсирующих посредников, студент с большей вероятностью предпочтёт стать клиентом, нежели заказчиком. И только пострадав из-за действительно некачественной работы от HomeWork или «Студсервиса», в следующий раз придёт уже ко мне.

«Рекомендаторство» и его роль в массовой рекламе – это отдельная тема. О ней пока завершу, в следующий раз напишу больше.

А вот почему «офисные» работы хуже авторских – об этом дальше.

 

Текст второй. Про авторов

 

Автор – движок этой системы. Без него бизнеса нет. Но авторы тоже бывают разные: и действительно хорошие специалисты (которые пишут хорошо, но часто начинают ценить себя всё дороже, отчего работа с ними перестаёт быть выгодной), и недоавторы, которые делают очень плохие работы (или вообще ужасные). А бывают и просто мошенники. В отличие от фирмы, автору быть мошенником проще. Он один, офиса нет, сайта (который стоит денег) тоже. И если он работает в Интернет – он может постоянно менять аккаунт (или иметь их несколько), менять контактные данные и т.п. И таких очень много. Поэтому тут надо и посредникам осторожнее быть, и клиентам. Но нарваться можно и на плохого автора, и на плохого посредника – вероятность совершенно одинакова.

 

Один из приёмов рекламы, которую используют рефератные посредники с 2008 года, начиная с HomeWork – это создание «чёрных списков недобросовестных исполнителей». Конечно, в этих списках есть действительно те, кто подвели, но есть и те, кто не угодили посредническим конторам и конторкам. Все эти списки неплохо было бы тотально проверить и добрую половину исключить из них, а также, наоборот, дополнить многими, не попавшими туда. «Чёрные списки» бывают двух видов – общедоступные и закрытые межфирменные базы.

Позже компания HomeWork перенесла эту тему в социальные сети.

В начале 2015 года я провёл содержательный анализ группы HomeWork в социальной сети «ВКонтакте». Среди тем для обсуждения в этой группе есть одна, заслуживающая особого внимания – «Осторожно, мошенники!» Открыта эта тема 10 февраля 2014 года – то есть из 11 тем была самой недавней по времени открытия. Видимо, «чёрные списки» как самостоятельные ресурсы уже не настолько сильны, тем более, что до пользователей Интернета дошло, наконец: «чёрные списки» используются в качестве мести компаний бывшим клиентам, сотрудникам, конкурентам и одновременно – для саморекламы.

 

 

Ресурсы чёрных списков и записи HomeWork в социальных сетях

 

Поэтому группа «ВКонтакте» оказалась несколько более «острым» и более «безопасным» в смысле ощущения безнаказанности средством.

Первые записи в этой группе были сообщениями о ссылках-клонах: якобы кто-то использует название HomeWork, создаёт от её имени группы «ВКонтакте». Однако эти ссылки в настоящее время «битые» (то есть либо удалены, либо не существуют). Проверить это затруднительно, да и зачем кому-то работать под такую дискредитировавшую себя компанию? Не сами ли её офисные работники и «прикормленные» исполнители создавали такие ссылки-группы в целях повышения её популярности через очередной скандал?

Затем стали появляться записи о мошенничестве самостоятельных исполнителей (то есть работающих без посредников). Большинство ссылок также оказываются удалёнными, а среди тех, чьи ссылки действующие, есть люди, которые попали в «мошенники» напрасно, так как не занимаются курсовыми на заказ.

Можно сопоставить это с цитируемым «продающим» текстом.

Обратимся к словарям. Мошенничество определяется как «хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путём обмана или злоупотребления доверием».

При этом под обманом понимается как сознательное искажение истины (активный обман), так и умолчание об истине (пассивный обман). В обоих случаях обманутая жертва сама передает свое имущество мошеннику.

Изначально слово «мошенничество» (по Соборному Уложению) означало «обманное, ловкое (иногда внезапное) хищение чужого имущества». Первое законодательное определение мошенничества, близкое к современному, было дано в Указе Екатерины II от 3 апреля 1781 года «О разных видах воровства и какие за них наказания чинит»: «Будь кто на торгу… из кармана что вынет… или внезапно что отымет, или обманом или вымыслом продаст, или весом обвесит, или мерою обмерит, или что подобное обманом или вымыслом себе ему не принадлежащее, без воли и согласия того, чьё оно».

Согласно действующему уголовному законодательству России, мошенничество можно определить как: «совершенные с корыстной целью путем обмана или злоупотребления доверием противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества, либо совершенные теми же способами противоправное и безвозмездное приобретение права на чужое имущество». Но в уголовном праве существует общее правило: ответственность возможна лишь в случае, если в отношении преступного деяния и наступивших последствий установлена вина лица. То есть для определения, являются или нет действия того или иного лица мошенничеством, есть соответствующие учреждения – следственные комитеты, суды, прокуратура. Но и им необходимо иметь действительно компетентные и официальные подтверждения тем или иным фактам, - а их нет. Бездоказательное же обвинение может привести к противоположной ситуации – признанию распространения таких сведений клеветой. Впрочем, Интернет – это безграничная возможность для написания (в том числе в социальных сетях) таких вот «клеветонов» (кто читал Лескова, может вспомнить, что это одновременно «клевета» и «фельетон»), да ещё и на грани с оскорблениями: например, «вот ещё два козла», «напишите им, пожалуйста, какие они козлы». Разумеется, никто ничего не написал: ни через социальную сеть, ни по электронной почте, ни в виде распечатки на бумаге.

В лучшем случае приводимые HomeWork «доказательства» - это переписка с исполнителями при конфликте по поводу того или иного заказа или созданные специально для групп «коллажи».

Кстати, в дальнейшем в своих группах в социальных сетях я отметил рекламу по шпаргалке «Газпром Медиа», потому что на канале ТНТ все сериалы обязательно включают продвижение пошлости, пропаганду глупости и косвенную рекламу алкоголя (причём ТНТ делает это грубо и демонстративно, а вот есть канал СТС, который освоил всё перечисленное, но подаёт более тонко, например, в сериале «Кухня»).

В конце 2016 года ч собрал наиболее заметные примеры, взятые со страниц ВКонтакте HomeWork, а также A-Mark (последняя с ноября 2016 года обновила свой сайт после шестилетнего перерыва, что HomeWork за то же время сделал уже раз десять).

Пошлость у A-Mark составила основу рекламы (картинки из «шапки» страницы): Встречаются отдающие пошлостью и сексуальными провокациями изображения и на странице HomeWork.

 

 

Глупость составляет основу видеоряда в группе HomeWork. Куда же этой компании без Симпсонов, Футурамы и «Южного парка»! Есть и глупость более значительная – карикатурное изображение вуза, где занимаются всем, чем угодно, кроме учёбы: У A-Mark глупости ВКонтакте поменьше, но есть один коллаж, который стоит десяти глупых картинок – изображение диплома в стиле «Кушать подано».

 

 

Наркотики (разумеется, только те, которые химики считают таковыми, а юристы – нет, т.е. алкоголь и сигареты), тоже встречаются на обеих страницах.

 

 

На сайтах такое, понятно, не всегда можно разместить (хотя и такое бывает), зато социальные сети для всего перечисленного – «свобода слова», точнее, изображения, потому что, кроме основного вреда от всего перечисленного, есть и дополнительный – рост «нечтения». Потому, что «весело»!

Законодательство РФ предусматривает ответственность за клевету (ст.128.1 Уголовного кодекса РФ). Но в то же время именно Интернет очень часто используют недобросовестные субъекты, потому что в Интернете можно оклеветать человека или организацию тайным образом, инкогнито

Ответчиком за клевету в суде выступает не только та сторона, которая явилась инициатором клеветы, но и та, которая предоставила информационное пространство (место) для размещения «недостоверной информации».

Компетентный «чёрный список» может сформировать только суд или прокуратура, т.е. действительно уполномоченные органы. Как виновными в мошенничестве кого-то может назвать только суд. Поэтому не следует принимать на веру никаких «чёрных списков»: для этого необходимо иметь действительно компетентные и официальные подтверждения тем или иным фактам, - а их нет.

Сам же факт размещения на том или ином сайте «чёрного списка» - не более чем маркетинговый прием для привлечения доверчивых посетителей. Кроме того, никакие «чёрные списки» не могут решить сложные проблемы человеческих взаимоотношений. А исполнители – тоже люди.

Тем более – в условиях посредничества автор работает иначе, чем при работе «один на один». Это подобно сложившимся в ещё советский период в футболе двух игровых тактик – «домашней» и «гостевой». При работе с такими компаниями, как HomeWork или «Студсервис», думаешь только о том, как бы отчитаться, выполнить формальные требования, тогда как при работе «один на один» - выполнить действительно работу, а не формальные требования.

Конечно, у меня и при работе с названными компаниями (в разные годы) были хорошие работы в таких искусственно создаваемых затруднительных условиях. Но всё же «один на один» - это предпочтительнее, и рассчитываю, создаю, чтобы так было полностью.

А «Студсервис» я воспринимал как крупного коллективного постоянного заказчика (по отношению ко мне) с замашками клиента-либертина, очень капризного, взрослого с детским умом по поведению, которому я делаю очень большие скидки и в денежном, и в рабочем понимании. Что объясняет моё намерение: лучше много мелких «прямых» заказчиков», чем один зарвавшийся клиент-либертин.

 

Текст третий. Про перспективы

 

Их нет, просто нет. Сейчас очень мало авторов идет в этот бизнес работать, поскольку халявы нет (надо писать серьезно, своими словами). Поэтому чаще всего идут либо с достаточно высокими ценами и небольшими желаемыми объёмами работы, либо идут мошенники, которые делают технический подъем уникальности, просто кидают клиентов и посредников. Этим всё очень сильно отличается от 2000-х годов («нулевых»), когда требования были проще, а Антиплагиата не было. И с усложнением требований по содержанию и уникальности авторов будет еще меньше. Поэтому перспектив для посредников почти 0.

 

По сути, это продолжение предыдущей темы. Если тот, кто такое написал, так видит, то это его личное мнение. Для меня оно воспринимается как возможная помеха, которую можно и должно устранить, и это вопрос техники, но не нравственности. Кто, как не я, столько написал про Антиплагиат с одним мощным выводом: оценивать работы по проценту, выдаваемому программой, нельзя. Сами копропреподы, используя программы, оставляют себе возможность улизнуть, например, в виде такой фразы: «Обратите внимание! Высокие значения коэффициентов не означают плагиат. Отчёт должен быть проанализирован экспертом». И это – помимо очевидной разницы между подходами «списывать нехорошо» и «проценты на абордаж». Ведь требование «89 % Антиплагиата» тоже относится к массовой рекламе как образу жизни. Причём подлинным рекламодателем выступает ЗАО «Анти-Плагиат» с его махинациями в условиях доступа к бюджетным деньгам.

Антиплагиат или ужесточение законодательства о рекламе тоже не больше чем помеха и мишень. Действовать надо не просто в соответствии с известной рекомендацией той же массовой рекламы «законы существуют, чтобы их нарушать», надо массово попирать несправедливые законы, которых всё больше издаётся во всём мире.

Сравнительно недавно одна из «девочек-менеджеров» «Студсервиса» написала мне в сообщении следующее: «реклама стоит достаточно значительных денег, а имя тем более». И лишь при составлении плана данного рассказа я нашёл возражение: имена не подаются. Я ещё в 2016 году написал рассказ «Наставник, или Правило имён», и для меня «Наставник» - это не просто название, это само содержание моей работы. Странно слышать (читать, если точнее) такое от тех, кто на рынке всего три года – против моей больше чем двадцатилетней практики.

Правда, тот, кто является автором цитируемых текстов «на иногороднем языке» - тоже с двадцатилетним опытом работы. Но это свидетельствует о том, что одними годами опыт, практику измерять нельзя. Я ещё и задумываюсь о последствиях написанного, о влиянии его на читателя, поскольку хочу и настаиваю, чтобы написанные работы читались и обдумывались заказчиками. Я не каждую тему возьму в работу, в противоположность «Студсервису», часто принимающему заказы бездумно.

Деятельность автора-наставника – ещё и общественная, и не просто собственное продвижение, сейчас для меня эта задача вспомогательная. Автор-наставник – это понимание того, что происходит в образовании, культуре и обществе, и может этому противостоять и научить тому же других, понятно, только желающих.

Например, я задумываюсь о том, кому посвящены большинство новостей, если не считать политикам? Кто такие блоггеры, летсплейщики, рэперы, пранкеры. Это профессии? Это уважаемые люди? Кем? И за что? Что они сделали общественно-полезного? Некогда меня «осаживали» в разговоре на данную тему, причём главным «аргументом» против меня было материальное благополучие всех перечисленных, недостижимое для меня. Конечно, я тогда тоже всего лишь догадывался, и лишь недавно получил точные подтверждения, что этих антинародных артистов спонсируют наиболее аморальные и циничные представители массовой рекламы, причём этих тоже спонсируют – политики, давая им доступ к бюджетным деньгам, и делая это в своих шкурных интересах.

То же самое, но помельче, происходит и при работе с курсовыми на заказ. Рефератное посредничество, если использовать образы из произведений В. Войновича – это вторичный продукт, спрос на который в среде копропреподов есть изначально и искусственно расширяется ими же. Копропреподы представляются мне массовыми потребителями «свинины вегетарианской», которая, будучи продуктом первичным, пахла примерно так же, как вторичный.

А это значит, что задача задач автора-наставника – воссоздать на основе своей практики систему образования, потому что таковая в нынешнем виде нереформируема, её нужно строить заново.

Категория: Статьи мои и доработанные | Добавил: РефМастер (29.08.2019)
Просмотров: 158 | Рейтинг: 5.0/9
Всего комментариев: 0