Главная » Статьи » Статьи мои и доработанные

Чем может быть полезно чтение дипломных работ, или Речь в защиту свободной рекламы

© Денис Паничкин (2012)

 

Вспоминаю конец зимы 2009 года. Как в песне, «иду один я Невским», точнее, той его частью, которая неофициально называется Старо-Невским – между Площадью Восстания и Александро-Невской лаврой. И вижу кое-что, напомнившее мне одну историю из цикла про Ходжу Насреддина. Перескажу её, как запомнил. Ходжа ночью возвращается домой и спотыкается о какого-то пьяницу, валяющегося в грязи. Присмотревшись, Ходжа убеждается, что это – сам кадий (верховный городской судья). «Значит, за чашу вина ты приговариваешь несчастного к сорока ударам палкой, - думает Насреддин – Сколько же чаш выпил ты, если валяешься здесь вот так, потеряв человеческое достоинство». Решив проучить кадия, Ходжа снимает с него халат. Протрезвев, кадий обнаруживает пропажу и приказывает стражникам найти вора. И когда Насреддина приводят к кадию с халатом, Ходжа не стесняясь, говорит правду: что этот халат он снял с пьяницы, валявшегося совершенно бесчувственным, хотя и не говорит прямо, что кадия он тогда узнал. Кадий оказывается в затруднительном положении и предпочитает заявить, что он как «представитель закона», вина не пьёт, и, соответственно, отпустить Насреддина и отказаться от халата. Хотя и это не помогло: весь город знал, чей был халат.

Нет, я, конечно, ничего подобного не видел и ничего ни у кого, соответственно, не взял. Увидел я лишь наклеенное на фасаде дома (то есть в месте, запрещённом статьёй 18 Закона «Об административных правонарушениях в сфере благоустройства в Санкт-Петербурге») объявление о том, что отдел вневедомственной охраны милиции (тогда она, так, кажется, называлась, - то есть органа, уполномоченного привлекать к ответственности в том числе и за обозначенные правонарушения, современного коллективного «представителя закона») приглашает на работу и т.д. Кстати, объявление было напечатано бездарно и с грамматическими ошибками, да ещё и (судя по тому, что удалось увидеть, так как оно было приклеено плохо) на оборотной стороне испорченной распечатки какого-то внутриведомственного документа.

Факт, конечно, на фоне более серьёзных и более поздних (дело Евсюкова, скандальное выступление Дымовского, радикальное предложение депутата Макарова расформировать МВД), общеизвестных благодаря нашим СМИ, малозначительный. Но именно он заставляет призадуматься о рекламе как о правовой проблеме.

В связи с этим можно обратиться к курсовым, дипломным и диссертационным работам по теории государства и права и по административному праву, которые являются серьёзными исследованиями на тему: вправе ли субъекты Федерации издавать законы (а субъекты в ранге республик – даже Кодексы) об административных правонарушениях? Составленный по данной тематике экспресс-дайжест научных работ позволяет сделать отрицательный вывод.

В соответствии со ст. 1.1. «Законодательство об административных правонарушениях» Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001г. №195-ФЗ (далее КоАП РФ или Кодекс), законодательство об административных правонарушениях состоит из настоящего Кодекса и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях. Таким образом, нормативными основаниями привлечения лица к административной ответственности является КоАП РФ и принимаемые в соответствии с ним законы субъектов РФ об административных правонарушениях.

Причем в вопросах установления административной ответственности субъектами РФ, они ограничены рамками, предусмотренными статьей 1.3. КоАП РФ, согласно которой административная ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, в том числе административная ответственность за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, устанавливается только на Федеральном уровне.

Следует подчеркнуть, что юридическое (т.е. формально-нормативное) основание административной ответственности составляет сейчас именно закон, а никакой иной правовой нормативный акт (указ, правительственное постановление и т.д.). Участие местных представительных органов и органов исполнительной власти всех уровней (включая федеральные министерства и ведомства, Правительство РФ), а также Президента РФ в установлении административной ответственности КоАП исключает.

В КоАП РФ имеется существенная неопределенность в одном из важнейших вопросов - о разграничении законодательных полномочий при установлении составов административных правонарушений. В пункте 3 части 1 статьи 1.3 КоАП РФ сказано, что к ведению Российской Федерации относится установление административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, в том числе административной ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Однако не ясно, что следует понимать под «федеральным значением» вопросов, по которым ответственность может быть установлена Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

Еще в 1998 г. при обсуждении проекта Кодекса об административных правонарушениях В.В. Игнатенко указывал, что понятие «вопросы, имеющие федеральное значение», требует более детальной расшифровки (конкретизации), поскольку оценочный характер этого понятия способен осложнить проблему нормотворческой компетенции Российской Федерации и ее субъектов в области законодательства об административных правонарушениях.

Что касается «вопросов федерального значения», то в законотворческой практике субъектов Федерации и практике общего прокурорского надзора выработан и реализуется следующий способ истолкования данного понятия. Если КоАП РФ устанавливает административную ответственность бланкетно, указывая на нарушение «законодательства» в какой-либо сфере вообще, а не «законодательства Российской Федерации», то за нарушение законодательных норм субъектов Российской Федерации в данной сфере административная ответственность субъектом Федерации не может быть установлена.

Но такой простой практический путь не снимает теоретическую и конституционную проблему разграничения предметов ведения по особенной части законодательства об административных правонарушениях.

Состояние нечеткой разграниченности полномочий федерального и регионального законодателей в части принятия норм особенной части законодательства об административных правонарушениях порождает и другую проблему, также имеющую конституционно-правовые корни. В частности, без ответа остается вопрос о том, вправе ли субъекты Российской Федерации принимать законы об административной ответственности по предметам совместного ведения, если такая ответственность федеральным законом не установлена.

В юридической науке высказано правомерное мнение, согласно которому нормы международного права о правах человека и нормы Российской Конституции требуют, чтобы правовое регулирование всех вопросов административной ответственности было сосредоточено на федеральном уровне. Например, Л.И. Поспелова предлагает закрепить КоАП РФ в качестве единственного источника административно-деликтного законодательства. По ее мнению, только такое нормативное решение будет соответствовать международно-правовым актам о правах человека и гражданина, Конституции Российской Федерации (части третьей ст. 55), системности российского деликтного законодательства, поскольку лишь федеральный уровень правового регулирования административной ответственности позволит обеспечить единство правового статуса гражданина, защиту его законных прав и интересов, единый масштаб ответственности за административные правонарушения.

Мнение ученого разделяет и А.П. Шергин, утверждающий, что выделение двух блоков административно-деликтного законодательства не представляется легитимным. По его мнению, при издании КоАП РФ нарушен основной конституционный императив - ограничение прав и свобод человека и гражданина возможно только на основании федерального закона. Кроме того, им озвучены тезисы о том, что «двухуровневое регулирование подрывает единство правового статуса гражданина» и что, таким образом, «самая широкая сфера государственного принуждения поставлена в зависимость от места пребывания человека».

Таким образом, статья 18 Закона «Об административных правонарушениях в сфере благоустройства в Санкт-Петербурге» (а возможно, и весь этот Закон) противоречит Конституции Российской Федерации и Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях.

Тем более, что данный закон, как мы видим, не только современные «верховные кадии» нарушают грубо, демонстративно и непрофессионально, они даже пытаются ложно обвинить в его нарушении тех, кто его надлежаще исполняют. В частности, распространяется миф о том, что якобы «расклейка объявлений в Санкт-Петербурге незаконна». В действительности запрещена расклейка объявлений только в неразрешённых для неё местах, а также (независимо от места) объявлений, содержащих текст, противоречащий законодательству РФ, такие как: порнография, лекарственные препараты без лицензии, наркотики, оружие. Расклейка объявлений разрешена: на досках объявлений на подъездах и в подъездах, досках возле остановок, уличных и столбовых досках.

К сожалению, в Санкт-Петербурге отмечена тенденция сокращения физического количества этих разрешённых мест, а также случаев придирок сотрудников милиции-полиции к расклейщикам на приподъездных досках при одновременном более чем лояльном отношении к тем, кто действительно расклеивает свои объявления на фасадах зданий, и эта лояльность выглядит ещё более несправедливой, так как такие объявления предлагают: «несерьёзные знакомства» («услуги» проституции), «информационные агентства» (обман в сфере коммерческого найма жилья), «кредиты без залога» (незаконную банковскую деятельность) и многое другое подобное.

Например, над входом в подземный переход, в который встроен вестибюль станции «Садовая», то и дело появляются объявления по поиску на вакансию зицпредседателя (точно по тексту «номинальный генеральный директор»). Здесь незаконна явно не только расклейка объявлений, текст явно проговаривается, как в советский период в журнале «Крокодил» под рубрикой «Нарочно не придумаешь!» приводилось объявление, что магазину «требуется грузчик для работы под прилавком» (реалии застойного времени!)

 

При написании автор ссылается на следующие материалы:

 

  1. Поспелова Л.И. Проблемы кодификации административно-деликтного законодательства: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - М., 2001. - С. 18.
  2. Шергин А.П. Административно-деликтное законодательство России: состояние, проблемы, перспективы // В сб. Административное право и административный процесс: актуальные проблемы / Отв. ред. Л.Л. Попов и М.С. Студеникина. - М., 2004. - С. 170, 171.
Категория: Статьи мои и доработанные | Добавил: РефМастер (03.03.2018)
Просмотров: 26 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0